Царевна Елизавета и ее любовники

Царевна Елизавета и полк любовниковКогда говорят о шальной и разгульной жизни русских императриц, то первым делом поминают Екатерину Вторую, которая и русской-то по сути, не была. А ведь до Екатерины у нас на престоле сидела не менее очаровательная и шальная Лизавета, дочь Петра Великого (пока что сомнения в этом если и высказывали, то осторожно) и Марты Скавронской.

Царевна Елизавета была царевной «привенчанной», то есть бастардом, которого узаконили уже после венчания родителей. В голове смутно вертятся воспоминания о самом обряде — то ли ребенка водили вместе с родителями вокруг аналоя, то ли еще что-то такое.

Но именно эта «привенчанность» помешала поначалу занять царевне престол, как того и требовали правила престолонаследия. Ее обошли сначала в пользу внука царя Петра, а потом и вовсе посадили на трон Анну Иоановну, прославившуюся своей жестокостью.

Двадцать пятого же октября 1741 года цесаревна Елизавета совершила государственный переворот и «сама взяла власть» при поддержке гвардии и …как потом говорили, «целого полка любовников».

Вообще, приписывать монаршим особам женского полу «полки любовников» — одно из любимейших занятий историков и романистов. Но вот с Елизаветой они немного…переборщили, переборщили.

Начнем с того, что фаворитизм при Елизавете был выражен очень и очень слабо. Екатерина ее потом переплюнула, да еще как. Да и мужчин не то, что на полк…на небольшой отряд не хватит.

Посчитаем?

Первой любовью Елизаветы был Бутурлин, денщик ее отца.

Современники писал что это был настоящий красавец, богатырь, исполинского росту и отваги. Роман с Бутурлиным прекратил Петр 2, который испытывал к Елизавете (своей тетке, меж прочим), совсем не племянниковские чувства. Он сослал Бутурлина воевать с татарами.

Вторым фаворитом стал Семен Нарышкин.

Говорят, чувства их были так нежны, что поговаривали даже о тайном венчании…Но в дело вмешался, опять таки, Петр 2, а при Анне Иоановне Нарышкину и вовсе пришлось бежать

А вот история с третьим возлюбленным Елизаветы, гренадером Шубиным, достойна пера романистов. Анна Иоанновна сослала Шубина сначала в Ревель, а потом на Камчатку, где он был насильно обвенчан с местной жительницей. В 1741 году , став императрицей, Елизавета вернула Шубина; «за невинное претерпение» он был произведен прямо в генерал-майоры и в майоры лейб-гвардии Семёновского полка. Но уже в 1742 Шубин покинул двор императрицы, потому как ему на смену взяли другого.

Этим другим стал Алексей Разумовский.

Считается, что Елизавета и Разумовский заключили морганатический брак, и авантюристка, назвавшаяся княжной Таракановой, этим воспользовалась, представляясь дочерью русской императрицы.

Где-то между Разумовским и Бекетовым в аманты затесался некий Пимен Лялин, очень симпатичный паж, но сведений о нем крайне мало — вернее, вовсе нет.

Следующим, как сами поняли, был Никита Бекетов.

Впрочем, распоряжение императрицы потерял быстро и попросился в армию.

Дальше — Иван Шувалов.

Пожалуй, самый «положительный» из всех. Он стал фаворитом, когда Елизавете уже исполнилось сорок, милостей не выпрашивал, но основал Университет и Академию художеств.

Вот и весь полк. Не так и много, правда? источник